Жена убийцы Пушкина

Жена убийцы Пушкина

 

 

 

Екатерина Николаевна Геккерн-Д'Антес (Гончарова) (1809-1843 гг.)

 

            Она стала знаменитой волею судьбы, которую точнее надо бы назвать «роком». Ей пришлось после замужества носить на себе незавидное клеймо «жены убийцы», ее не принимали в свете, она оказалась в чужой стране, вдали от родных, которые почти отказались от нее! И все потому, что растворила себя во всепоглощающем чувстве, которое затмило для нее все остальное…

          Детство и юность Екатерина провела в доме Гончаровых в Москве. Получила хорошее домашнее образование. Любовь к музыке унаследовала от отца. Интересовалась литературой. В 1834 году, по приглашению Натальи Николаевны, Екатерина и Александра Гончаровы переехали в Петербург, в дом Пушкиных. Младшая сестра надеялась, что в столице они быстрее устроят свою судьбу. Сёстры стали бывать в свете. В декабре 1834 года Екатерина получает шифр фрейлины императрицы.

          С Дантесом познакомилась осенью 1834 года. Высокий, белокурый красавец был любимцем женщин. Быстро иностранец попал в элитные русские войска - гвардию, куда обычно принимали русских потомственных дворян! Гвардия сперва роптала, но позже приняла Дантеса, как своего. Он блистал остроумной болтовней в салонах, умел понравиться там, где нужно. Много в нем было позерства, показной храбрости, но много и того, что ценилось в обществе и особенно среди офицеров-гвардейцев: он неплохо фехтовал, отлично сидел в седле, владел оружием... Россия надолго запомнила как стрелял гвардеец Дантес... Когда Екатерина Николаевна увидела красавца-француза на одном из балов, сердце ее было покорено сразу.

            Предложение Дантеса было встречено в высшем обществе Петербурга с недоумением и недоверием. «… его страсть к Наташе не была ни для кого тайной. Я прекрасно знала об этом, когда была в Петербурге, и я довольно потешалась по этому поводу; поверьте мне, что тут должно быть что-то подозрительное, какое-то недоразумение и что, может быть, было бы очень хорошо, если бы этот брак не имел места,» - писала О. С. Павлищева, сестра Пушкина.

           Известно, что за две недели до сватовства к Е. Гончаровой Дантес сватался к княжне Барятинской, но получил отказ.  Свадьба состоялась 10 января 1837 года. Венчание проходило по двум обрядам: католическому (в церкви Св. Екатерины) и православному (в Исаакиевском соборе). Пушкин отклонил послесвадебный визит молодых.

          Вполне вероятно, что Екатерина знала о предстоящей дуэли и не предупредила сестру. Надо полагать, знала. Но на какой-то миг ревность застелила ее глаза пеленой. Она, видимо, боялась, как бы не отняли у нее ее призрачное счастье, так дорого ей доставшееся... Не придала значения? Понадеялась на благородство мужа? Оно казалось ей высочайшим. Как и многим бы показалось, да особенно влюбившимся впервые, поздно (ей было почти 30 к моменту официального предложения барона Геккерна) и безоглядно, как она! Отсюда ее циничная записка к Марии Валуевой, дочери князя Вяземского: «Мой муж дрался на дуэли с Пушкиным, ранен, но слава Богу, легко! Пушкин ранен в поясницу. Поезжай утешить Натали».  Потом был арест Дантеса, суд, разжалованье в солдаты, чужая страна, холодные стены замка в Сульце...

           В 1837 году Екатерина Николаевна выехала вслед за мужем во Францию. Супруги Дантес большей частью жили в Сульце. Сёстры порвали с ней всякие отношения. С Екатериной переписывались лишь мать и братья (со старшим, Дмитрием, она дружила с детства).

           Редкие весточки от брата Дмитрия или от матери, из России, были скупы и строги, она тщетно выискивала в них хотя бы искру той прежней теплоты таких, казалось, недавних, а на самом деле - далеких времен, которые она про себя называла «Пушкинскими». Потом родные и вовсе перестали ей писать, она узнавала о них все новости через третьих лиц... В каком неверном виде эти новости доходили до нее, можно только представить... Писем от сестер, с которыми в детстве и юности делила многие беды и радости, не получала вовсе. Но считала это закономерным. Наказанием за свою неумеренную страсть к мужу, которого не переставала любить и сейчас, после почти 5 лет супружеской жизни и рождения трех дочерей.

            Екатерина Николаевна после рождения трёх дочерей (появление на свет последней, Леони, в 1840 году, по признанию самой Екатерины, огорчило её) страстно желала подарить мужу наследника. (Родившаяся Леони, через три года после рокового выстрела, не слыхавшая в детстве ни одного слова по-русски даже от матери, девочка сумела настолько глубоко постичь "земли чужой язык и нравы", что на неё обрушилось громадное, непереносимое чувство вины за содеянное её отцом. Согласно материалам Наума Сагаловского, она изучила русский язык, говорила и писала по-русски лучше многих русских, обожала Россию, в которой никогда не была, а в особенности - своего дядю Александра Сергеевича. Её комната напоминала молельню - стены были увешаны портретами дяди, на которые Леония-Шарлотта молилась. На этой почве семья считала её ненормальной. Раскаяние, которое не было знакомо Жоржу Дантесу, досталось этой дочери. Она рано умерла в психиатрической больнице, где провела 28 лет. В периоды просветления просила принести ей книги Пушкина.)

          22 сентября 1843 года Екатерина родила мёртвого мальчика. По воспоминаниям её внука, Луи Метмана, Екатерина Николаевна по данному ею обету ходила босиком в местную часовню и подолгу молилась в надежде родить сына. Роды были столь тяжелыми, что домашний врач, видимо, предлагал баронессе жесткий выбор: жизнь ее самой или появление на свет наследника фамилии. По оброненной фразе Луи Метмана (потомка Луи-Жозефа Дантеса): « Баронесса принесла себя в жертву сознательно» - можно понять, что Екатерина Николаевна именно выбрала свою смерть. А муж ее молчаливо одобрил сей выбор, тотчас после кончины «обожаемой, незабвенной, святой Катрин» принявшись охотно творить легенду о Женщине, пожертвовавшей собою ради продолжения столь славного эльзасского дворянского рода!

             Смерть несчастной баронессы как бы развязала Дантесу руки. Теперь уже ничто не напоминало ему каждодневно и ежечасно о петербургской страшной зиме 1837 года. Умерла Екатерина 15 октября 1843 года от послеродовой горячки.

             После смерти матери детей воспитывала незамужняя сестра Жоржа Дантеса Адель.

             А сам Жорж Дантес после изгнания из России  жил в Сульце, где занялся политикой. Сначала он был избран мэром Сульца, потом в 1848-м году стал членом Национального собрания Франции, а 1852-м году - сенатором. В 1863-мгоду Дантес был произведен в кавалеры ордена Почётного легиона, а в 1868-м году - в командоры ордена. Дантес много сделал для города, в том числе перестроил здание мэрии, соорудил на площади перед мэрией фонтан святого Мориса и т.п. Его именем названа одна из улиц города. Он умер в возрасте 83 лет и похоронен в Сульце.

 

 

 

 

Дата последнего обновления страницы 17.06.2021
Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»
Версия для слабовидящих
Размер шрифта Шрифт Межсимвольный интервал Межстрочный интервал Цветовая схема Изображения